Едем с фотографом по предрассветной Москве: в 7.30 утра нуж" />

 

Лео Бокерия: Мы готовы пересаживать сердце детям

Газета "Комсомольская Правда"

Едем с фотографом по предрассветной Москве: в 7.30 утра нужно быть в приемной Бокерия.

- А меня ждет малютка, - Лео Антонович встречает в своём кабинете, уже переодетый в операционную форму. И мы понимаем, что интервью срывается. Но Бокерия тут же предлагает… переодеваться и отправляться вместе с ним. А разве можно?!

Мы рядом с операционным столом. Видна макушка малыша, едва покрытая волосёнками. Поднявшись по специальной лесенке, видишь сердце ребенка, совсем крохотное. Вместо него работает аппарат искусственного кровообращения. Тело маленького пациента охлаждено этим аппаратом, а сердце остановлено специальным раствором и орошается ледяной водой. У меня все внутри сжимается от жалости и ужаса - но наблюдая за уверенными руками Бокерия, пытаюсь отогнать тревогу.

Всегда казалось, что операционная для врачей - святая святых. А тут разрешают ходить, смотреть, какой-то мужик с шикарной техникой снимает всю операцию. Никонов поясняет, что это специальный фотограф, местный: Лео Антонович сможет потом наглядно показать ход операции коллегам и ученикам.

Наконец, Бокерия снимает с головы прибор с увеличительными стеклами, маску и выходит в коридор. Для разговора есть минут двадцать, но все заготовленные вопросы вылетают из головы. И я спрашиваю:

- Конечно.

«КАЖДЫЙ ГОД - 20 ТЫСЯЧ ДЕТЕЙ С ПОРОКОМ»

- Такие ситуации случаются часто?

- Мировая статистика. 36% детей, которые рождаются с врожденным пороком сердца, умирают в течение первого месяца. А еще 35,5% умрут в течение последующих 11 месяцев. То есть почти 72% детей с врожденным пороком нужно прооперировать в течение первого года, из них - 36% в течение первого месяца.

- Сколько в России за год рождается их?

- 10 тысяч. И еще примерно столько же - с так называемым двустворчатым аортальным клапаном. И этот клапан все равно придется когда-то менять.

- Почему у нас запрещена для детей пересадка сердца?

- У нас нет пока законодательства, разрешающего в детском возрасте забор донорских органов. Если же, условно говоря, сердце взрослого человека подходит ребенку (детки такие бывают, например, 14-летний мальчишка под метр восемьдесят), то ему вполне можно имплантировать сердце взрослого.

- Лео Антонович, вы человек именитый, а что мешает пробить такой закон?

- Решать должна Госдума и соответствующие органы, и в той последовательности, в какой это принято. Вы знаете, что много было нареканий на врачей, которые якобы нелегально забирали органы.

- В Москве было даже целое дело «черных трансплантологов».

- Ни один случай не подтвердился. Нелегальный забор органов невозможно утаить. Все равно это будет засвечено - говорю в данном случае о сердце. Если говорить об органах, которые не сокращаются, как-то можно это допустить теоретически: но ведь сегодня осуществляется мультиорганный забор донорских органов.





  • Похожие записи:
    1. Медицина стала платной официально
    2. В РК первая трасса стала платной
    3. В будущем медицина станет платной или почему за бесплатную медицину гражданам России придется плат
    4. Врач ГКБ №29: «Никто не станет делать платной медицину для неприкрепившихся москвичей»
    5. Медицина станет платной?
    6. Ульяновская медицина не станет платной
    7. Возможно, медицина в Мариуполе станет платной